Тёплый дом

Здесь живут дети и пожилые люди. Для многих из них центр социального обслуживания населения - единственное место, которое они могут назвать своим домом.

Дети и старики - это зеркало, в котором отражается наш "взрослый", "сильный" мир, его плохие и хорошие стороны. Примечательно то, что наши дурные поступки, в отличие от добрых, часто бывают особенно изощренными. В центре социального обслуживания чувствуешь это острее. Жизнь каждого ребенка или пожилого человека, обитающего здесь, - нередко целый роман с грустным сюжетом.

Почему так бывает?

Нищета в Норильске почти незаметна. Но она есть, и необеспеченных, а то и попросту нищих людей в нашем городе со временем не становится меньше. Поэтому комплексный центр социального обслуживания населения никогда не пустует. Приют начал свою работу в октябре прошлого года, открыв двери для самой незащищенной части населения - детей и пожилых людей. "Мы начинали с нуля,- рассказывает Марина Маликова, директор центра. - Подобного учреждения нет во всем Красноярском крае, поэтому нам не у кого было набираться опыта".

Здесь есть все, чтобы жить достойно. Для всех обитателей центра - рассчитанное по калориям питание, приличная одежда, чистые и красиво обставленные комнаты. В центре открыта парикмахерская для малообеспеченных людей, социальная столовая, где по талонам питаются пожилые люди и инвалиды, а также социальное детское кафе "Улыбка", куда каждую субботу приходят дети из малообеспеченных семей. Но самое замечательное то, что здесь стараются каждому уделить внимание и подарить тепло, которые, может быть, даже важнее, чем все материальные блага.

Потеряны дети...

В социально-реабилитационное отделение для несовершеннолетних дети попадают по разным причинам. В прошлом году здесь побывало 212 человек. Семь из них брошены родителями, шесть - сироты, восемьдесят восемь - безнадзорные дети. Двадцать семь человек -подростки и малыши - пришли сами или их привели соседи, преподаватели школ, родственники. Дети, заблудившиеся на улицах города, тоже попадают в приют. Отделение рассчитано на тридцать пять человек, но, к сожалению, за полтора года своего существования не пустовало никогда.

Попав в приют, ребенок неделю проводит в приемно-карантинном отделении, прежде чем присоединиться к другим детишкам в общем отделении. Большую часть новичков приходится отмывать, одевать в приличную одежду. Кормить - всех. Всестороннее медицинское обследование тоже обязательно. Нередко дети приносят целый "букет" заболеваний, среди которых встречается ВИЧ, сифилис, в общем, что угодно. Но едва ли не самую необходимую помощь оказывает мальчикам и девочкам психолог: ведь почти все поступившие дети по вине взрослых пережили сильнейшие стрессы.

Пока ребенок сдает всевозможные анализы, а медики изучают состояние его здоровья, специалисты КЦСОНа выясняют ситуацию в семье и собирают документы. Случается, что у ребенка нет свидетельства о рождении и приходится восстанавливать документы.

Как правило, все дети, по каким-либо причинам оказывающиеся здесь, - так называемые "трудные". Возможно, поэтому, несмотря двадцатитрехлетний опыт преподавания в школе, Светлана Васильевна Фений, заведующая детским отделением, не сразу решилась перейти в приют, понимая, что здесь нужно не просто работать, здесь нужно жить.

"Воспитатель должен знать каждого ребенка: его историю, психическое и физическое состояние. Обязан разбираться в возрастной психологии, чтобы ориентироваться в поведении детей, которые сюда попадают. Все - не от хорошей жизни. Все без исключения очень чувствительны. Одно неосторожно сказанное слово - и ребенок хлопает дверью и убегает". Взрослые так страшно "наследили" в душах этих детей, что подавляющее большинство их испытало тяжелейшие психологические потрясения. К каждому нужен особый подход. Всех этих детишек нужно любить.

Легко любить отличника, чистюлю, хорошо воспитанного ребенка. А ты попробуй полюбить плохого, грязного, дерзкого. Он и дома - то никому не нужен... Не каждый педагог, даже движимый благими порывами, это сумеет. Именно поэтому коллектив воспитателей сложился не сразу. Были такие педагоги, которые просто не смогли здесь остаться, хоть и старались, но морально им было очень тяжело. "В каждом ребенке, даже самом запущенном, есть что-то хорошее, и мы должны это хорошее найти. Не увидеть просто не имеем права, иначе мы не профессионалы и не воспитатели", - говорит Светлана Васильевна Фений.

Многие воспитанники приюта только здесь начали учиться, хотя должны были пойти в школу гораздо раньше. В центре стараются "наверстать" упущенное. Ученики начальной школы занимаются в стенах центра, старшеклассники учатся в средней школе N 20, куда ходят в сопровождении специалистов по социальной работе.

В приюте дети занимаются музыкой, декоративно- прикладным искусством, учатся работать с компьютером, физически развиваются с помощью тренажеров. Малыши с удовольствием проводят время в зале с игрушками, который здесь называют "Лимпопо". К каждому празднику в приюте готовят развлекательную программу с участием детей. Повара столовой ко дню рождения каждого ребенка готовят праздничный пирог, как и положено, со свечками, увидев которые, многие именинники не знают, что делать - такие семейные радости были не у всех детей.

Ребенок должен расти в семье. Это аксиома. Шесть процентов детей, поступивших в центр в прошлом году, передано под опеку родственников. Нередко мальчики и девочки отправляются к приемным родителям. Однако специалисты центра прилагают все силы для того, чтобы вернуть ребенка в родную семью. Если удается - это настоящая победа.

"Иногда бывают такие родители - приходится после их прихода проветривать кабинет,- рассказывает Светлана Васильевна. - Плачут, стыдятся своего позора. Я им говорю: посмотрите на себя, какую жизнь вы своему ребенку уготовили? Ему же стыдно, что у него ТАКИЕ родители!" Но на самом деле это неправда. Ребенку не стыдно. Наоборот, он до слез рад, что к нему пришел хоть кто-то.

Если родители внимают специалистам центра, исправляются, упорядочивают свою жизнь, то получают разрешение забрать своих детей из приюта, и семье дается еще один шанс. Конечно, такая семья находится под контролем.

...Настин папа, получив разрешение забрать четырехлетнюю девочку домой, был очень горд. Однако при первой же проверке оказалось, что бросать пить ни он, ни мама ребенка, не собираются. В грязнющей однокомнатной квартире чужие нетрезвые люди, в углу - огромная куча грязного белья. В этой куче и нашлись пьяные "мама" и "папа". Конечно, ребенка снова забрали в приют. Теперь маленькая Настя отправится в детский дом.

"Маленькая" жизнь

Катя, 12 лет. Семью, которая у нее была, нельзя назвать благополучной. Мама девочки умерла, когда Кате было шесть лет. Обстоятельства и причины ее смерти сотрудникам КЦСОН неизвестны. В приюте Катя оказалась 28 июня прошлого года, некоторое время спустя отца - алкоголика лишили родительских прав. Так ребенок стал сиротой при живом отце. А совсем недавно Катя осиротела по-настоящему: папа, изредка навещавший ее, умер от цирроза печени. Родной сестре, безработной и неизвестно на какие средства воспитывающей двоих детей, Катя не нужна. Незаслуженные и страшные удары судьбы хрупкий ребенок перенес с недетской стойкостью. Она спокойно рассказывает про похороны отца и говорит, что помнит номер таблички на папиной могиле. Скоро будут готовы необходимые документы, и Катя отправится в детский дом. На вопрос, кого она теперь ждет, Катя отвечает: "Никого".

Ане скоро исполнится семь лет. Она и ее четырехлетний брат Витя долгое время "кочевали" от бабушки с дедушкой к маме и обратно - ни первым, ни вторым дети не были нужны. И, в конце концов, в первые дни октября Аня и Витя попали в приют. По причине "угрозы жизни и здоровью детей".