Три девицы под окном


Это реальная история о девушках, приехавших в Норильск из глухой красноярской деревни и едва не ставших здесь сексуальными рабынями и бомжихами.

Сотрудники социального убежища приютили бедолаг, когда у тех не было ни сил, ни денег, ни надежды выбраться из нашего ледяного города. Сегодня девчонки — Саша, Люба и Галя — живут во временном пункте для женщин, попавших в трудную жизненную ситуацию. А три месяца назад...

На заработки

Саше — 25. Она самая бойкая из этой непутевой троицы. В Красноярск из своей, как она говорит, зачуханной, абсолютно бесперспективной деревни девушка уехала еще в 2007 году, оттого адаптируется в городской среде более–менее сносно. В столице края успела поработать и уборщицей, и посудомойкой. К тому же Саша — самая образованная: у нее девять классов средней школы. Люба, ее 28–летняя сестра, окончила четыре класса (в селе у Любаши остались трое детей — четырех, трех и двух лет, их воспитывает тетка). Молоденькая Галя отучилась в школе восемь лет. Потом якобы надоело. Что девчата делали вместо и после учебы, затрудняются ответить. В селе совсем нет работы, несколько везунчиков трудятся в пяти сельских ларьках, остальные — пьяницы и пенсионеры.

Летом 2010 года Александра решает забрать из родной тмутаракани Любу и Галю: сестре надо кормить детей и горе–сожителя, подруге — собственных безработных родителей. Сама Саша неожиданно теряет временную подработку в пригороде Красноярска. Все втроем они пытаются где–то пристроиться, но тщетно.

«Шанс»

В конце ноября отчаявшимся деревенским жительницам попадается газета с символическим названием «Шанс» и с объявлением: «На высокооплачиваемую работу в развлекательно–досуговый центр города Норильска требуются молодые девушки».

Один звонок в Норильск — и к ним в Красноярске подъезжает девушка–посредник. На вопрос соискательниц, в чем именно заключается работа, она отмахивается: «Вот прилетите, вас встретят и все объяснят». И добавляет: «Стоимость билетов — 7800 рублей — высчитают из зарплаты». Наши наивные героини соглашаются.

В легких осенних куртках, не ведающие, что Норильск — это Крайний Север с суровым климатом, красноярские бесприданницы прибывают в Алыкель.

Кроме географии неожиданной с самого начала оказывается и история, в которую они вляпались. Некий Сережа, встретивший их в аэропорту, отвозит девушек в талнахскую квартиру и объявляет, что вскоре они должны приступить к работе. А именно — к оказанию интимных услуг.

Хождения по мукам Социальное убежище

– В двухкомнатной квартире жили еще пять девушек. Была там и развозящая, она с нами не церемонилась, мы тоже грубо с ней разговаривали, — вспоминает Саша. — Я сказала, что мы не будем делать то, на что не договаривались, и работать на их условиях тоже не хотим.

Почти сразу у нас забрали паспорта. Сказали, что нам некуда деваться и придется отработать билеты в оба конца — по 20 тысяч каждой.

Выходить «на службу» девчонки отказывались. За ними организовали «пригляд»: даже в магазин гордячек сопровождала кто–нибудь из соседок. Забастовка длилась восемь дней. На девятый, выйдя без охраны за «Роллтоном» для себя и пивом для «шефа», они сбежали.

С минимумом денег и без вещей поехали на вокзал в Талнах, затем добирались до Кайеркана.

– Мы хотели как–то до Дудинки добраться, а оттуда — до Енисейска. Мы ведь даже не знали, что у вас тут нет дорог.

Первую ночь переночевали на автовокзале, наутро им хватило ума написать в милицию заявление о ситуации. Стражи правопорядка определили беглянок в реабилитационный центр для бывших наркоманов и заключенных. Сказали, что с вылетом помогут, но надо подождать.

На районе

В центре, рассказывают девушки, было как в тюрьме: туда не ходи, этого не делай. Паспорта не возвращались. Деньги закончились. Крыша над головой имелась, но «душа требовала выхода». Спустя пару недель они покинули и этот приют беспокойных сердец.

В общей сложности два месяца несчастные колесили по НПР, ночуя на автовокзалах, в подъездах, на лестницах, постелив газеты на ступеньки. Мерзли так, что не чувствовали тела. У прохожих на улицах просили денег, по квартирам ходили с просьбой вынести хлеба, воды, чего не жалко.

– Иногда нам говорили: «Да перестаньте вы!», или «Идите вон отсюда!», или «Как не стыдно?!» — говорит Саша. — Многие не отказывали, даже тушенку давали. Как–то шли по двору, парни какие–то посмотрели на меня и мою курточку и спрашивают: «Девушка, вам не холодно?». – «Холодно, — говорю, — а что делать?». Один из них попросил подождать, заскочил в подъезд и вынес мне шубку: «На, подруга. Носи на здоровье».

А однажды мужчина из Кайеркана пожалел нас и пустил к себе пожить — на целых несколько дней! Мы так ему благодарны. Он и кормил нас, и одежду мы себе постирали...

Последний раз, когда люди на улице на них обратили внимание как на бродяжек, они вновь попали в дежурную часть УВД. Милиционеры подсказали девушкам адрес спасительного социального убежища.

Уберегли

Анастасию КОРОВАЕВУ, главного специалиста отделения психолого–педагогической помощи, мы попросили рассказать о социальном убежище и прокомментировать ситуацию с девушками из Красноярска:

– Убежище, существующее на территории с 2002 года и рассчитанное на девять мест, в большой рекламе вряд ли нуждается. Его расположение мы особо не афишируем: бывали случаи, когда мужья узнавали адрес и приходили разбираться с персоналом. Обычно мы информируем о телефонах отделения. Это для тех, кто очутился, как говорится, на краю пропасти: подвергается насилию, оказался на улице без близких и родных. Организации, с которыми мы сотрудничаем (УВД, Центр семьи «Норильский» и пр.), знают наши координаты и при необходимости направляют женщин к нам.

Были случаи, когда в убежище находили себе приют бабушки, которых обижали собственные дети. Недавно здесь жила мама с двумя ребятишками. Другая женщина приехала из Дагестана с дочкой к мужу, а он дверь перед ней закрыл... Соцработники написали ходатайство в жилфонд. Женщина, имея российское гражданство, получила гостинку, благодаря юристу Комплексного центра восстановила все льготы, отсудила алименты (сделав судебно–медицинское подтверждение отцовства), привезла остальных детей, устроилась на работу, теперь живет здесь.

Если женщина заинтересована в восстановлении своих прав и свобод, то все у нее получится. Изначально убежище принимает на два месяца — до разрешения жизненной ситуации, иногда срок пребывания продлевается.

Большинство из постоялиц прощают обиды и насилие и возвращаются к мужьям. Наши сотрудники работают непосредственно по обращению, и судьбы семей (после их распада или восстановления) потом не прослеживают. Хотя бывают исключения. Так, одну нашу клиентку, бывшую воспитанницу специнтерната, родная бабуля выгнала из дома. Во время пребывания в убежище мы помогли оформить ей гостинку в Талнахе. Сейчас девушка живет на пенсию по инвалидности, поддерживает с нами связь.

Что касается случая с красноярскими девушками, то первопричина, почему они здесь оказались, — сама история их жизни, ведь все они — из неблагополучных семей. Девочки эти без образования и с неопределенным жизненным статусом. Социализации у них никакой. Родители раньше работали в колхозе, а теперь родное село — захолустье, где нет ни работы, ни будущего. Отец у сестер умер от пьянки, маму зарубили тяпкой...

Что могло согреть их в той, прошлой, жизни? Только мечты о чем–то хорошем, надежда на лучшее. На своем интеллектуальном уровне попавшееся им на глаза объявление о работе в Норильске они расценили так, как расценили... Что из этого получилось, вы знаете. За то время, что они у нас находятся, с девушками занимались психолог и социальный педагог. Это работа, скорее, на профилактику несовершения подобных действий.

Ближайшая задача — отправка девушек в Красноярск, по месту прописки. Из краевого бюджета по социальной программе им выделены деньги на авиабилеты. Сделан нами и запрос в УВД: ведь все, что известно об их злоключениях, мы знаем с их слов. Конечно, мы склонны им доверять, но все же проверить некоторые факты необходимо.

Телефон отделения психолого-педагогической помощи 46-55-37 (с 9.00 до 17.00).


Источник Заполярная правда №26 от 25.02.2011

Просмотров: 0

663330, Россия,  Красноярский край, г. Норильск,
ул. Маслова, дом 4. тел./факс: (3919) 37-33-75
Режим работы:
понедельник-пятница с 9.00 до 18.00 
суббота, воскресенье - выходной
телефон для справок (3919) 37-34-15 (круглосуточно)
e-mail: kcson.norilsk@mail.ru

2007г-2020г