Десять лет без бед

В этом году Комплексному центру социального обслуживания населения исполняется 10 лет. За годы своего существования эта городская служба оказала помощь тысячам норильчан, которые попали в трудную жизненную ситуацию. О работе Центра, о людях, которым он помогает, и тех, кто это делает, рассказывают его директор Владимир БОНДАРЬ и главный специалист Ирина ШЕМИТ.

В седьмой статье Конституции РФ сказано, что наша страна — социальная. Дальше только схемы, формы, финансирование, технологии и тот самый человеческий фактор.

У руля

Директор КЦСОН Владимир Бондарь. Возглавляет Центр с 2003 года. Пришел сюда в 2001–м, начинал инженером по охране труда, после руководил методическим сектором, был заместителем по социальной работе, заведующим отделением. Говорит, что застал этап формирования коллектива, производственной документации, это было время, когда в стране и крае стали по–новому работать социальные стандарты по оказанию населению разного вида услуг.

– Я начинал трудиться в период становления социальной сферы. Тогда законодательством были определены права и обязанности Комплексного центра, виды гарантированной государством помощи, которые он оказывает. Отмечу, с самого начала и по сей день эта помощь носит заявительный характер.

Изначально Центр был рассчитан на оказание помощи двум тысячам человек в год. Но мы обслуживаем не меньше четырех тысяч. В 2009 году — 5045 человек.

— За счет чего получается такая перегрузка?

– На территории НПР действует много социальных программ: например, по оказанию помощи гражданам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, содействию выезду на материк и прочие. Мы занимаемся моментальным жизнеустройством взрослых и детей. В этом нам способствуют другие ведомства — медицина, УВД. Вместе мы можем горы свернуть — была бы добрая воля того человека, который нуждается в помощи.

— В городе иногда встречаются люди, утратившие дееспособность, потерянные в пространстве и времени...

– Мы обеспечиваем и доставку домой. Лиц без определенного места жительства, если есть показания медицинского характера, устраиваем в стационар, потом занимаемся их реабилитацией в части восстановления документов, многих отправляем на материк. Всего вывезли 184 человека — считай, небольшая деревня...

Наши стационарные отделения — для нуждающихся в длительном периоде реабилитации, а вот наиболее экстренные вопросы решаются службой консультативной и срочной социальной помощи. Выезжаем, как говорится, по свистку. И от грязи отмываем, и в больницу отвозим, и родственникам вернем, если надо.

— А это важно, кто заявил о бомже или несчастном ребенке?

– Нет, мы отрабатываем любые заявления жителей, поступающие в Центр, в администрацию Норильска и районов, в соцзащиту, в школы, СМИ и т.д. Скажу прямо: эти сведения не всегда объективны и достоверны. Бывают и холостые, не совсем обдуманные вызовы.

Допустим, человек выпивает и дебоширит, а звонят нам. Успокаивать его должны другие службы. Часто мы вместе «ведем» одних и тех же людей параллельно с участковыми УВД. Особенно это касается бомжей, несовершеннолетних, а еще освобожденных из мест лишения свободы — порой они тоже долго не могут обрести себя в нормальном социуме. Мы обеспечиваем такому человеку реабилитацию, определенный набор социальных услуг.

На обслуживании в стационаре — женщины старше 55 лет и мужчины старше 60. А также инвалиды, которые нуждаются в постоянном или временном уходе. Здесь работают высококвалифицированные медики, соцработники, психологи и педагоги. У нас тут 69 профессий! Начиная от уборщиц и поваров и заканчивая воспитателями, юрисконсультом, директором.

— Социальный приют рассчитан на 35 детей, однако бывают времена затишья, когда у вас 20, 25 ребятишек.

– Мы не считаем это плохой динамикой, наоборот, это показатель благополучия в городе. Бывают временные всплески, школьные периоды, когда, проявляя свой максимализм, дети не хотят подчиняться взрослым.

— Почему они из дому бегут, как вы думаете?

– Они сегодня слишком хорошо понимают свои права, но при этом забывают слушаться. Знают, что защищены конвенцией о правах ребенка, российскими законами — в школах у них это в дневниках записано. А чтить отца и мать своих — не написано. Жаль! Есть заповеди Иоанна Златоуста о том, как ребенку и родителям следует относиться друг к другу. Думаю, это и есть та настольная книга, которая дает ответы на все вопросы воспитания с момента рождения ребенка.

– Дети после приюта возвращаются в семью?

– 61 процент наших воспитанников мы возвращаем в семью — это высокий показатель квалифицированности психологов и педагогов.

В свое время Владимир Бондарь подготовил материалы кандидатского проекта на тему кадрового потенциала социального учреждения. От «доктора» директор потом отказался, но наработки, сделанные им, до сих пор используют в десятках учреждений Красноярья. КЦСОН действительно уникален, раз норильские технологии, представленные и озвученные Бондарем на совете администрации края, переняли в 40 районных администрациях. А сайт КЦСОН посещают более 2000 пользователей в месяц.

— Вы строгий руководитель?

– Скорее, справедливый.

— А чего вы не любите более всего?

– Пустословия. В простом житейском разговоре можно и анекдоты потравить, а по делу — желательно, чтоб у подчиненного сразу был план и форма решения проблемы. Люди здесь работают... и за идею в том числе. Ведь каждый помимо функций по инструкциям готов проявить сострадание. Какой–то родительский инстинкт срабатывает...

Кто–то твердит о синдроме производственного сгорания, а кто–то просто любит свою работу. Поэта же никто не заставляет вставать ночью и писать стихи, он это делает по велению души. Так и у нас: мы чувствуем в этом потребность, нас никто не заставляет помимо десяти услуг оказать человеку одиннадцатую.

— Однако любому ваши услуги не окажут...

– Трудная жизненная ситуация всегда доказывается, я уже не говорю о социально опасном положении человека. Статус, справки о краже, пожаре, мизерном доходе — основания для бесплатных услуг.

— Стали ли люди сегодня жить хуже?

– Мы стали получать гораздо больше пожертвований. Значит, люди могут более это себе позволить. И количество услуг у нас постоянно растет.

Поддержка на раз

Консультативное отделение и отделение срочного социального обслуживания. Для тех, кто действительно нуждается, все делается срочно и безвозмездно, независимо от возраста и социального статуса, материального положения и наличия документов.

Специалисты отделения:

– оказывают срочную социальную помощь гражданам на дому и при личном обращении в отделение;

– выезжают к лицам БОМЖ (подъезды, подвалы, чердаки, производственные помещения);

–обеспечивают нуждающихся талонами на горячее питание;

– оказывают гражданам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, содействие в восстановлении документов и социально–правового статуса;

– с 1 июля 2008 года отделение оказывает помощь в оформлении единовременной адресной помощи.

Укрыться от невзгод

Приют. Создан для детей и подростков, столкнувшихся с трудной жизненной ситуацией. В приюте 35 мест. За год здесь бывает 170 человек. За 10 лет через соцприют прошло более 1500 детей.